Объявления

Все объявления

  • Телефон для приема сообщений о коррупционных проявлениях:


    68-32-80

  • Эл. почтовый ящик:

    Ubdgmu@mail.ru

«Пациент» не будет жаловаться, или как в ДГМУ внедряют новые технологии

28.09.2017

136

Поддеть, уязвить – это всегда пожалуйста, но в позитивном ключе о людях в белых халатах отзываются крайне редко. Достается «на орехи» и выпускникам медицинских вузов, про которых в обществе сложился устойчивый стереотип о низком уровне их профессиональных знаний и умений.

С этим мнением в корне не согласен доктор медицинских наук, профессор, ректор ДГМУ Сулейман Маммаев.

— Но согласитесь, Сулейман Нураттинович, проблема существует. Приведу пример. Моя знакомая лежала в прошлом году в больнице, так практикантка ставила капельницу и только с пятого раза (с пятого!) в вену попала. А на больничной койке все-таки живой человек, который по сей день вспоминает ее«добрым» словом. «Что это за «специалисты», «где таких «делают»? – все вопрошает пациент.

— Как руководитель образовательного учреждения должен сказать, что выпускники нашего вуза всегда были, да и сегодня в достаточной мере востребованы не только в Дагестане, СКФО, но и в других регионах страны. Нет ни одного уголка Российской Федерации, где бы они не работали,  достойно представляя ДГМУ как в плане профессиональных навыков, так и общекультурных, человеческих. Выпуск у нас большой, ежегодно мы выпускаем порядка 1000 человек, и, конечно, среди них есть определенный процент тех, кто ошибся с выбором профессии, плохо занимались.  Здесь и наша вина, и вина родителей, навязавших детям свой выбор. При всем при этом есть достаточно высокие показатели трудоустройства, а это один из основных критериев эффективности нашей работы. При вузе создан Центр трудоустройства, который отслеживает дальнейшуюсудьбу выпускников.

— То есть вы владеете информацией, кто из них на хорошем счету у работодателей или наоборот?

— Более того, мы получаем множество писем из регионов с просьбой направить наших студентов. Это опять же говорит о том, что они сегодня востребованы. По крайней мере, наша молодежь на генетическом уровне лучше подготовлена работать в любых областях, она настырная, целеустремленная. Да, как и в любом деле, у нас тоже бывают недочеты и пробелы. Но мы знаем, что Федеральные государственные образовательные стандарты предполагают практикоориентированный подход. Это означает, что по окончании учебы они должны уметь определить порядок маршрутизации пациента, установить точный диагноз, оказывать квалифицированную первую медицинскую помощь и т.д. Изменилась сама система подготовки специалистов в вузе.

— Вступительные испытания позади. Расскажите, как прошел набор.

— Как всегда был высокий конкурс, на одно место 10 и более человек, и в общей сложности свыше  10 тыс. заявлений. Наиболее востребованы по традиции три специальности – стоматологическое и лечебное направления, а также педиатрия. Прием прошел без грубых нарушений, все было открыто, доступно, ранжированные списки оперативно размещались на нашем официальном сайте, удалось избежать очередей. На сегодняшний день замечаний от Минобрнауки РФ, Минздрава РФ, из приемных поступающих не было. Средний балл по ЕГЭ у нас один из самых высоких по стране (64,7%), несмотря на то, что процедура проведения госэкзамена стала  жестче и чище, а число желающих поступить в ДГМУ – больше. Достигнутые показатели – это помимо всего прочего результат качественной профориентационной работы с абитуриентами, которую мы провели совместно с общеобразовательными учреждениями столицы. Планируем в будущем выйти и на периферию, чтобы подтягивать к нам наиболее активных и одаренных ребят, отличившихся на республиканских и всероссийских олимпиадах,поскольку на современном этапе поступление в вуз талантливой молодежи имеет огромное значение, поднимает имидж учреждения. Активно взаимодействуем мы с Министерством образования республики, с Управлением образования г. Махачкалы, участвуем во всех мероприятиях, которые проводятся под руководством вице-премьера Правительства РД Екатерины Толстиковой; создаем университетские медицинские классы. Одним словом, работа идет. 

— Раньше элитным факультетом в мединституте считался лечебный, нынешние  выпускники в большинстве своем идут на стоматологию. С чем связана такая расстановка приоритетов?

— Конкурс на стоматологический факультет действительно выше, чем на лечебный. Это связано с тем, что мест на стоматологию у нас немного меньше. А самым востребованным остается все же лечебный факультет.

— Вопрос, касающийся коррупции является едва ли не самым сложным и, наверное, потому  самым чувствительным. Реалии, к сожалению, таковы, что практически в любом учебном заведении можно столкнуться с ее проявлениями. Шишки предсказуемо летят в сторону руководства вуза, хотя очевидно, что ректор не может контролировать все и вся. Хотелось бы в этой связи услышать, что называется, из первых уст, какая проводится работа в вузе по противодействию коррупции? 

— Коррупционная составляющая остается под моим пристальным вниманием. При вузе есть Управление безопасности, создана антикоррупционная комиссия.

— Все это хорошо, Сулейман Нураттинович, однако следующий вопрос, как мне видится,  пусть и не такой глобальный, но не менее важный: как доверить свою жизнь и здоровье человеку с недостаточной квалификацией? Это ведь никуда не годится, если будущий врач не может вену найти, как в случае с моей знакомой, или элементарно диагноз поставить. Не могли же с течением времени измениться болезни, поменялось скорее отношение к профессии, образовательный уровень студентов…

— С распадом Советского Союза во многих отраслях наметилась некоторая разбалансированность. Если говорить отдельно о сфере здравоохранения, то показавшая свою эффективность цепочка школа-вуз-клиника в какой-то момент перестала работать. Среднее звено, а это поколение 90-х, которое должно было стать кандидатами, докторами наук, просто-напросто выпало. Долгое время мы пожинали плоды перестроечного периода, но начиная с 2005 года престиж специалистов начал расти. Сегодня они необходимы в любом производстве, в любой отрасли, в том числе и в здравоохранении. Как изменить положение дел, поднять квалификацию будущих врачей? В своей работе  большой акцент мы делаем на так называемых симуляционных технологиях, открыли в этом году один из крупнейших в СКФО научно-образовательный инновационный центр, благодаря чему у нас появилась возможность обучать на муляжах и тренажерах. Теперь каждый студент, курсант, либо начинающий врач будет проходить обучение в симулированных условиях, приближенных к клиническим ситуациях. Симуляционная технология позволит заметно повысить качество подготовки специалистов.

— С вашим приходом меняются в лучшую сторону инфраструктура вуза, материально-техническое оснащение. А как обстоят дела с клинической базой университета, каков ее кадровый потенциал?

— Своей собственной клинической базы у ДГМУ нет, и это очень большая проблема для вуза. Несомненно, при ее наличии улучшилось бы и качество подготовки. У нас есть несколько идей, реализация которых станет возможной в рамках государственно-частного партнерства, но для этого требуется определенное время. На данном этапе мы тесно взаимодействуем с наиболее крупными учреждениями здравоохранения республики, на базе которых расположены более 55 наших клинических кафедр. Многие главврачи этих учреждений являются заведующими кафедрами ДГМУ. Тем самым мысоздаем прообраз университетских клиник, где главврач является одновременно и сотрудником университета, и у негоесть заинтересованность в подготовке наших кадров. Пока мы идем по этому пути, но в перспективе планируем создание собственных клиник.

— Читал, что основным звеном советской системы здравоохранения являлась поликлиническая служба, занимавшая особое место в клинической подготовке студентов мединститутов. На всех клинических кафедрах поликлиническому обучению отводилось от 25 до 50 % учебного времени. Может, имеет смысл вернуться к успешному советскому опыту?

— Мы постепенно возвращаемся к нему. Раньше, для того чтобы получить допуск к практической деятельности, после окончания вуза год учились в интернатуре. А сегодня, получив свидетельство об аккредитации, выпускники могут работать в поликлиническом звене.

— Люди старшего поколения вспоминают, что в советскую эпоху Дагестанский медицинский институт гремела на всю страну, специалисты, которых готовил вуз, были востребованы по всей стране. «Дагестанская правда», кстати, подготовила материал об одном из них, нашем земляке, профессоре Исмаиле Османове. Работая за пределами родного края, он дослужился до главного врача Детской Тушинской больницы в Подмосковье. Можно вспомнить и других известных служителей Гиппократа, но их не так много. Обратных примеров, когда халатность врачей становилась причиной смерти пациентов, в разы больше. Почему, на ваш взгляд, такое происходит?

— Я уже говорил, что в какой-то период в нашей отрасли наметился определенный кадровый голод, спад, однако на сегодняшний день качество подготовки специалистов полностью соответствует ФГОС. Мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы сохранить все лучшие традиции, отечественной и дагестанской медицины, поднять престиж вуза: создаем при ДГМУ  общественные организации – Совет старейшин, Ассоциацию выпускников, налаживаем международное сотрудничество. И наши усилия не проходят бесследно. На олимпиадах по рабочим профессиям среди медицинских работников наши студенты показывают стабильно высокие результаты, двое ребят стали стипендиатами Президента России, один – Правительства РФ. ДГМУ – это лицо Дагестана, поэтому считаю, что подход к оценке наших выпускников должен быть в корне изменен. Чтобы наши выпускники гордились тем, что они окончили Дагестанский государственный медицинский университет. На мой взгляд, над повышением имиджа вуза необходимо работать всеми структурами республики.

— В последние годы в ДГМУ растет число студентов-целевиков, и средний балл по ЕГЭ для них невысокий. Это порождает слухи и сомненияотносительно «прозрачности» отбора. Проводится ли вами анализ качества их обучения по целевой квоте?

— Увеличение целевых мест связано с тем, что у нас в стране отпала система государственного распределения, это инициатива Министерства здравоохранения Российской Федерации. Вопрос находится под постоянным контролем нашего учредителя, а также Минобрнауки РФ. Затея, на мой взгляд, интересная, хорошая, она призвана снять напряженность с обеспеченностью кадрами в городах и в сельских территориях. Насколько эффективен этот механизм сказать пока сложно. Мы анализируем ситуацию, знаем, что средний балл ЕГЭ у целевиков ниже в отличие от тех, кто идет по общему конкурсу. На первом курсе мы проводим оценку остаточных знаний всех поступивших студентов. На мой взгляд важна роль администрации сельских районов в участии в материальном стимулировании студентов, которых они направляют к нам на учебу по договорам. Вуз и остальные заинтересованные структуры, ведомства должны сделать все возможное, чтобы целевики после обучения направлялись на работу в местности, соответственно договорам.

— Вы сами изначально были противником или сторонником ЕГЭ?

— Плюсы этого нововведения очевидны, все-таки каждый может выбирать вуз по своим способностям. Преимущество ЕГЭ еще и в том, что получив хорошее образование в школе, и в случае успешной сдачи экзаменов, абитуриент имеет возможность поступить куда пожелает, не выезжая при этом за пределы своего аула, республики.

— Ученый совет ДГМУ. Каков средний возраст?

— 51-55 лет, но в последние годы мы идем на омоложение. В совет вводим студентов, молодых руководителей структурных подразделений.

— На интернет-портале studzona.com студенты могут получить все необходимые для учебы материалы, и, кроме того, ознакомиться с рейтингом преподавателей, при желании выставить оценку. По-вашему, эта система работает?

— Сами преподаватели должны спокойно и положительно к этому относиться. Студенческое мнение нами, безусловно, учитывается даже при переизбрании преподавателей, но, наверное, оно не должно полностью совпадать с позицией руководства вуза, тем более, что у нас есть свои критерии оценки.

— Что бы вы посоветовали своим выпускникам и молодым коллегам, которые не очень-то рвутся служить науке? Предусмотрена лив вузе система поощрительных надбавок для молодых преподавателей?

— Подготовка научно-педагогических кадров – вопрос весьма сложный, особенно в нынешних условиях. Интерес к науке в последние десятилетия стремительно падал и на то есть свои объективные причины: низкая заработная плата, падение интереса в целом к профессии педагога. Желающих поступить в аспирантуру достаточно. После поступления в аспирантуру молодые специалисты, как правило, начинают искать работу. Это говорит о том, что экономический аспект, даже при большом желании учиться, довлеет над ними. Мы стараемся помочь молодым ученым, оказывая грантовую поддержку наиболее активным из них, которые участвуютв олимпиадах, научно-практических конференциях. Конечно, для молодого человека, этого недостаточно, особенно для тех, которые уже успели обзавестись семьями. Поэтому политика внутривузовская и республиканская должны были направлены на улучшение материального положения нашей активной и талантливой молодежи.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: